web space | website hosting | Business Web Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
.glidetext{ position: relative; /*Set initial position of your text. Make it just enough to hide the text from view:*/ left: -500px; }
Globo
МЕНЮ Обновления Навигац. дерево СтихиЯ Проза жизни Мой Львов Наследство
На главную Фотогалерея На досуге Самиздат Заграница Сайты о Львове Гостевая книга
Рад приветствовать Вас на своём сайте. — Желаю удачи! — Welcome to my site. — Good luck!




На страницу "Еврейский Львов"














          Был во Львове
                   еврейский театр...
                               (продолжение)

. . .
В тот говор, в тот юмор, в ту боль, не дыша, 
мы входим, как просят прощенья. 

Тут были свои мастера и певцы, 
торговцы на улочках тесных, 

свои сумасшедшие и мудрецы, 
артисты и клейзмер-оркестры. 

И мудрость, и юмор, и радость, и грусть 
впадали там в песни, как в море. 
Их помнили – с детства ещё – наизусть 
и пели в веселье и в горе. 

			>> ...
					               


Ниже приведен полный текст статьи Иосифа Гельстона, опубликованной в израильской газете "Еврейский Камертон" от 27.X.2005 (стр. 16, 17) и любезно предоставленной мне автором.
Текст статьи иллюстрирован (мной – А.Б.) фотографиями; в подписях под ними приведены ссылки на источники информации.




Иосиф Гельстон

        О деятельности Львовского еврейского театра
        в 1939 - 1949 гг.

Некоторые театральные деятели считают, что творческая жизнь Львовского еврейского театра прервалась перед началом второй мировой войны (сентябрь, 1939 г.). Актёр и композитор Шломо Призамент в своей статье "Еврейский театр во Львове" приводит изречение известного режиссёра и актёра Зигмунта Туркова о нелёгкой судьбе, постигшей Львовский еврейский театр: "Начался с Гольдфадена и закончился Гольдфаденом" [1]. Речь шла о первом представлении стационарного Львовского еврейского театра в 1889 году, начавшего свою деятельность под руководством Якоба Бера Гимпля, с пьесы Авраама Гольдфадена "Шуламис" ("Суламифь") [2]. Наиболее значимым событием театрального сезона 1938-1939 гг. была грандиозная постановка той же пьесы А. Гольдфадена, осуществлённая гастролировавшим во Львове Варшавским еврейским художественным театром (ВИКТ), под руководством Зигмунта Туркова.

В какой-то мере данная оценка является справедливой. Профессиональная деятельность еврейского театра во Львове, находившегося без малого 50 лет во владении артистического семейного клана Гимпль, после оккупации Западной Украины советскими войсками действительно прекратилась. Уже в октябре 1939 г. Львовский еврейский театр возродился в новом качестве показом двух спектаклей: "Ин полыш аф дер кейт" ("На покаянной цепи") Исаака Лейба Переца и "Ди хате фун фетер Том" ("Хижина дяди Тома") по роману Гариет Бичер Стоу [3].

Обе эти пьесы ставились во Львове ещё в тридцатые годы авангардным еврейским театром "Маска". В Польше "Маска" считалась коллективом лево-пролетарского направления, поэтому, вновь созданная труппа под руководством режиссёра Генрика Люфта и композитора Шломо Призамента получила поддержку советских властей. Основу театрального коллектива составили артистические супружеские пары из Львовского еврейского театра: Шломо Призамент и Гизи Гейдин, Рахель и Яков Релес, Шамай и Циля Урих, Гершон Рот и Роза Фукс, актер Исаак Валдберг, директорша Львовского еврейского театра в предвоенные годы Мальвина Йолес-Гимпль, работавшая в 1939-1941 гг. как простая актриса, театральные художники Фриц (Перец) Клейнман, профессор Зигмунт Балк. Из авангардного театра "Маска" труппу пополнили: Бланка Альтшулер, Эстер Грубер, Йоханон Гросфельд, Натан Мейслер и другие. В обновлённом театре были также заняты Леон Касвинер из театра "Гольдфаден фарейн", выступавшего в Станиславе (ныне Ивано-Франковск), бывший директор еврейского театра в Дрогобыче Бернард Гарт и артистическая семья Амзел - Волф и Геня с дочерью Лейлой из гастролировавшего в Галиции драматического коллектива Вилли Гольдштейна. Позднее в театре играли актёры: Рейке Безман, Ета Гохберг, Леон Гербст, Яков Гинцберг, Михель Месингер и другие.

Тем временем во Львов стали прибывать беженцы из оккупированной Польши, среди которых находилось немало еврейских актёров. Через неделю после взятия немецкими войсками Варшавы в Западную Украину приехала Ида Каминская. Прибытие во Львов известной еврейской актрисы было замечено советским руководством, которое предложило Иде Каминской занять в новом государственном еврейском театре должность художественного руководителя. Вслед за Идой Каминской из центральной Польши прибыли артистические супружеские пары: Соня Альтбаум и Адам Дамб, Яков Мандельблит и Перл Урих, семья Натан - Симха, Неми, их дети Ида и Миша, Яков Рейнглас и Зисл Горлицкая, Исаак Крельман и Гела Мел, а также актёры: Исаак Инвентаж, Песах Керман, Яков Курляндер, Меир Мельман, Айзик Ротман, Яков Фишер. В 1940 г. к новому коллективу присоединился Симха Вайншток из Белостоцкого еврейского театра.

 
IdaKaminsky
Голда Меир и Ида Каминская
(www.vestnik.com/issues/2001/0814/koi/vainer.htm)

IdaKaminsky
Ида Каминская и драматург Артур Миллер
Варшава, 1960-е годы
(www.vestnik.com/issues/2001/0814/koi/vainer.htm)
IdaKaminsky







Ида Каминская и Йозеф Кронер в фильме
"Лавка на главной улице"
(The Shop on Main Street)
(www.vestnik.com/issues/2001/0814/koi/vainer.htm)


В ноябре 1939 года Львовский государственный еврейский театр им. Шолом-Алейхема был открыт в концертном зале "Колизей" (1,5 тыс. мест), на ул. Солнечной, №33, поскольку реконструированное здание еврейского театра на ул. Ягелонской, №11 городские власти передали польскому театру. Административным директором нового коллектива был назначен львовский актёр Гершон Рот, однако его вскоре сменил член компартии и депутат львовского горсовета Яков Зайкин. Заведующим литературной частью стал известный драматург Алтер Кацизна. В своей работе он опирался на помощь львовского поэта и драматурга Израиля Ашендорфа, писателей Лейба Дрейкурса и Иерахмиэля Грина из Варшавы. Режиссёрами-постановщиками были Ида Каминская и Генрик Люфт. Театральным оркестром руководил известный пианист Карл Гимпль [4]. Отец Карла Адольф Гимпль всю жизнь был дирижёром и хормейстером еврейского театра во Львове. В новом еврейском театре маэстро А. Гимпль работал обыкновенным скрипачом.

Первой постановкой Иды Каминской стала пьеса Шандора Гергели (Сендер Гергелис) "Майн зун" ("Мой сын"), в которой она сыграла роль Матери. Следующей работой еврейского театра была пьеса Переца Маркиша "Мишпохе Авадис" ("Семья Авадис"), поставленная Генриком Люфтом. Пьеса эта не пользовалась большим успехом, так как её содержание было сильно идеологизировано. Власти настаивали на том, чтобы коллектив театра работал преимущественно над пьесами советских еврейских драматургов. В рецензии на спектакль "Мишпохе Авадис" в прессе отмечалось: "Благодаря этому произведению еврейское население получило возможность изучить жизнь колхозников Биробиджана. Впервые евреи Западной Украины увидели здоровых молодых евреев с оружием в руках - факт, возможный лишь при советском строе" [5].

Ещё одной интересной работой Иды Каминской стала инсценизация романа Лопе де Вега "Шепсн квал" ("Овечий источник"). Затем последовали спектакли из еврейской классики по пьесам Якова Гордина "Мирале Эфрос", с Идой Каминской в главной роли, и "Хасе ди исойме" ("Сиротка Ася"), которые имели большой зрительский успех. Причём, в последней работе трагическая концовка была смягчена. Такая же попытка изменить фатальный финал была предпринята и в постановке по пьесе Луи Вернейля "Фрой адвокат" ("Женщина адвокат").

Yakov Gordin
Драматург Яков Гордин
(www.lechaim.ru/ARHIV/100/kino.htm)

Следующей режиссёрской работой Иды Каминской стала постановка пьесы Александра Островского "Он шульд шульдике" ("Без вины виноватые"). Большой популярностью пользовался также спектакль по пьесе П. Маркиша "Молцайт" ("Трапеза") в постановке режиссёра Льва Литвинова.

Весной 1940 года управление культуры попросило Иду Каминскую уступить должность Художественного руководителя чиновнику из Советского Союза. Летом этого же года, после закрытия еврейского театра в Днепропетровске, его актёров перевели во Львовский еврейский театр. Режиссёрский коллектив пополнился новыми мастерами Григорием Друзом и Исааком Колтенюком. Данные действия были предприняты для большей советизации Львовского еврейского театра. Репертуар коллектива вскоре обогатился новыми сценическими работами с идеологической и социальной направленностью. Григорий Друз поставил пьесу Шолом-Алейхема "Дер ойцер" ("Клад"). Постановку по пьесе "Якнегоз", этого же автора, осуществили совместно Г. Люфт и Г. Друз. И. Колтенюк приступил к постановке комедии Айзика Губермана "Дос мейдл фун Москве" ("Девушка из Москвы").

Пьесу "Ди бин" ("Пчела") о революционной борьбе с романтической окраской, по произведению писателя Войнич поставил творческий тандем Друз - Люфт. В книге Исаака Туркова-Грудберга "Еврейский театр в Польше" автор на стр. 120 утверждает, что Войнич - сербский писатель. Интересным является факт, что в "Энциклопедии сербской литературы" нет литератора с такой фамилией [6]. Можно предположить, что речь идёт об одной из первых попыток инсценизации романа Этель Лилиан Войнич "Овод", осуществлённой на подмостках Львовского еврейского театра.

Режиссёр И. Колтенюк вскоре поставил пьесу Якова Динезона "Йоселе", в которой главную роль по очереди исполняли две актрисы уроженка Галиции Лейла Амзел и Маня Манела (Меламуд) из Днепропетровска. Их блестящая игра переросла в своеобразное соперничество различных актёрских школ еврейского театра. Одним из наиболее значимых событий в жизни Львовского еврейского театра тех лет стала постановка пьесы "Ди швестер" ("Сёстры"), составленной Липе Резником по мотивам одноактных драматургических произведений И. Л. Переца "С"брент" ("Горит!"), "Швестер" и других. Для её осуществления был приглашён режиссёр Захария Вин с актрисой Киевского ГОСЕТа Ивой Вин. Сценический вариант пьесы А. Гольдфадена "Ло тахмод" ("Не возжелай"), осуществлённый Идой Каминской в июне 1941 г., широкая львовская публика так и не успела увидеть. Сразу после премьеры часть труппы с новым спектаклем отправилась на гастроли в Ровно. Оставшиеся во Львове артисты приступили к работе над "актуальной" пьесой П. Маркиша "Кол Нидрей", рассказывающей о присоединении Западной Украины к СССР.

С началом вторжения немецких войск театральная жизнь во Львове замерла. Актёры, оставшиеся во Львове, в период немецкой оккупации разделили трагическую судьбу евреев Галиции. Почти никто из них не пережил Катастрофы. Часть коллектива Львовского еврейского театра, находившаяся в Ровно, была эвакуирована вглубь страны.

С ноября 1939 по июнь 1941 г. коллектив Львовского еврейского театра поставил 17 пьес, 11 из которых еврейские театры играли ещё в довоенной Польше. Несмотря на имевшие место политическую цензуру и конфликты между актёрами, привыкшими к свободе художественного выражения и работавшими два десятилетия в условиях идеологических ограничений, театральные сезоны 1939-1941 гг. для Львовского еврейского драматического коллектива явились одним из наиболее ярких творческих периодов в его более чем полувековой истории.

Маршрут эвакуированных актёров пролегал из Ровно в Полтаву и далее в Баку. В пути эшелон неоднократно обстреливался с воздуха немецкой авиацией. По морю и поездом, через Ашхабад, Ташкент, Бухару и Самарканд еврейские артисты добрались до столицы Киргизии Фрунзе (ныне Бишкек) [7]. Фрунзе в то время не был большим городом. Снять квартиру или угол в жилом доме было невозможно из-за огромного количества приезжих. Первое время многочисленным беженцам пришлось ночевать под открытым небом в так называемом Дубовом парке. Среди обитателей фрунзенских скверов было нимало актёров различных театральных и эстрадных коллективов Украины и Белоруссии. Осенью, когда зачастили дожди, среди беженцев, от переохлаждения и отсутствия санитарно-гигиенических условий, начались инфекционные заболевания. От эпидемии тифа в Средней Азии умерли львовские артисты: Исаак Валдберг, Карл Гимпль и актриса Лейла Амзел.

Еврейским актёрам удалось добиться расположения директора Киргизской государственной филармонии Уманкула Джетикашкаева и ряда советских еврейских деятелей культуры. Вскоре группа эвакуированных актёров Львовского и Белостоцкого еврейских театров под руководством Иды Каминской начала подготовку первого представления. К репетициям пьесы Я. Гордина "Сирота Ася" в помещении Фрунзенской филармонии приступили: Исаак Инвентаж, Зисл Горлицкая, Яков Рейнглас, Симха Натан, Яков Курляндер, Исаак Крельман - из Львовского еврейского театра; Герш Гарт, Ицхак Турков-Грудберг, брат Зигмунта, Йоны и Марка Турковых, Гриша Ариель, Иосиф Видецкий, братья Матиас и Шефтель Зак, Дора Пшепюрка, Эни Литон, Эстер Перельман, работник сцены Хаим Гольдзадер, гримёрши Шушана Левкович и Реня Гликман - из Белостоцкого еврейского театра; Мендель Рабин из Барановичского еврейского театра, руководимого Морисом Лямпе, Дидье Эпштейн из еврейского театра миниатюр Шимона Джигана и Израиля Шумахера, а также актёры Мордехай Абельман, Израиль Цингман и актриса Анна Штокфедер. Администратором театра был Мендель Гольдман, а его заместителем супруга Шефтеля Зака Рая.


Несмотря на то, что прибывшие из Западной Украины актёры, составляли меньшую часть труппы, коллектив получил название "Львовский еврейский театр". В связи с тяжёлыми условиями эвакуации из Ровно, Ида Каминская не располагала литературным материалом, и потому пьеса "Хасе ди исойме" ставилась по памяти. Первого января 1942 года состоялась долгожданная премьера [8]. Реквизит и костюмы любезно предоставила директор русского драматического театра Эстер Зелёная.

В течение последующих двух лет актёры восстановили следующие спектакли: "Ди шхите" ("Резня"), "Крейцерова соната" Я. Гордина и несколько театрализованных концертов, а так же пьесы "Майн зун" Ш. Гергели и "Фрой адвокат" Л. Вернейля, которые играли во Львове до немецкого вторжения. Представления Львовского еврейского театра давались в помещении Фрунзенской филармонии не чаще одного раза в неделю, потому что в другие дни выступали русские, украинские, киргизские и многочисленные гастролирующие драматические и музыкальные коллективы. Среди гостей, выступавших в помещении Киргизской государственной филармонии, были известные еврейские актёры: кантор Моше Косовский, Михаил Эпельбаум, Клара Юнг, Анна Гузик, Сиди Таль со своим партнёром и администратором Яковом Фишером, игравшим во Львовском еврейском театре. Яков Фишер написал для Сиди Таль оперетту "Мадам Лили", которую после войны играли театры на русском и украинском языках. Выступления еврейских артистов посещали эвакуированные жители Украины, Белоруссии и Прибалтики, среди которых немалое число составляли зрители в военной форме.

Весной 1944 г. Ида Каминская и Меир Мельман уволились из театра и уехали в Москву. Художественное руководство Львовским еврейским театром возглавил Симха Натан, поставивший три новых спектакля "Дер блутикер шпас" ("Кровавая Шутка"), "Фаркишефте шнайдер" ("Заколдованный портной"), по произведениям Шолом Алейхема, и "Гершеле Острополер" Моше Гершензона. Совместными усилиями актёров из отрывков еврейских оперетт были составлены 3 новые концертные программы.

Возможности показа новых работ Львовского еврейского театра на сцене Фрунзенской филармонии были ограничены. С разрешения властей еврейский драматический коллектив отправился на гастроли по Средней Азии. Актёры посетители города Алма-Ату и Ош, где их игра была отмечена положительными отзывами в местной прессе. Особенно запоминающимися были встречи в Ташкенте с львовскими литераторами Израилем Ашендорфом, Нахумом Бомзе, Мордехаем Беренштейном и другими. В библиотеке Центрального государственного архива Узбекистана сохранилась подшивка газеты "Правда Востока" за февраль 1945 года, в которой опубликовано расписание гастрольных выступлений Львовского еврейского театра в Ташкенте: "8-10 февраля 1945 г., в помещении концертного зала филармонии, гастроли Львовского еврейского театра музыкальной комедии при участии Симхи Натана, М. Гершензон, "Гершеле Острополер" [9]. Второе сообщение гласит: "В помещении русского драматического театра им. М. Горького, 12 февраля, гастроли ансамбля Львовского еврейского театра музыкальной комедии под руководством и участием Симхи Натана, Я. Гордин, "Мирале Эфрос". 13, 14, 17, 21 февраля, в концертном зале Узбекской государственной филармонии, "Мирале Эфрос" Я. Гордина. 15, 16, 20 февраля, Шолом Алейхем, "Дер блутикер шпас". 18, 25, 27 февраля, "Гершеле Острополер" М. Гершензона. 28 февраля, прощальное выступление, "Вечер-концерт еврейского юмора" в двух отделениях" [10].

Далее, со спектаклями Львовского еврейского театра познакомилась еврейская публика Ленинабада, Андижана, Намангана, Бухары и других городов. Во Фрунзе театр вернулся лишь в декабре 1945 г.

В это время из Еврейского комитета Союза польских патриотов пришло письмо за подписью Иды Каминской, в котором предлагалось провести вечер памяти известной еврейской актрисы Эстер Рохл Каминской (20 лет со дня смерти), с чтением доклада и спектаклем "Мирале Эфрос". Актёры с энтузиазмом приступили к подготовке вечера памяти о незабвенной "маме еврейского театра" Э. Р. Каминской, на который были приглашены актёры русского и других театров Фрунзе. Когда всё было готово, а на улицах появились афиши, в Республиканское управление по делам искусств был приглашён администратор Львовского еврейского театра Матиас Зак. Ему был задан вопрос: кому в голову пришла идея устроить вечер, посвящённый двадцатилетию со дня смерти еврейской актрисы, в том же месяце, когда советский народ готовится праздновать двадцатилетний юбилей Киргизской советской республики? Конфликт, возникший из ничего, с трудом удалось уладить. В июне 1946 года актёры Львовского еврейского театра репатриировались в Польшу.
 
Эстер Рохл Каминская
Актриса Эстер Рохл Каминская
(www.lechaim.ru/ARHIV/100/kino.htm)

К сожалению, информация о выступлениях Львовского еврейского театра в 1947-1949 гг. очень скупа и тому есть несколько причин. Главной из них являлось активное противодействие львовских властей. Уполномоченный по делам религии Львовской области П. Кучерявый в начале 1947 г. доносил высшему начальству: "Общее еврейское собрание приняло решение просить Уполномоченного совета по делам религиозных культов и горсовет разрешить общине открыть в г. Львове еврейскую библиотеку, еврейский театр… В г. Львове имеется 17 кинотеатров, театр оперы и балета, драмтеатр, миниатюрный театр (так в докладе - И. Г.), вполне достаточно культурных очагов для еврейского населения. Поэтому считаю, нет надобности разрешать открывать еврейский театр во Львове" [11].

В марте 1947 года по обвинению в антисоветской деятельности был арестован председатель Львовской еврейской общины Михаил Серебряный. Данное обстоятельство на длительное время определило подозрительное отношения советских властей к еврейской общественности Львова. Тот же уполномоченный по делам религии летом 1947 г. посылает в Киев новый донос, в котором в частности говорится: "По заявлению Махновецкого (новый руководитель еврейской общины - Й. Г.) сторонники Серебрянного добиваются перед Киевом, минуя облисполком, открытия во Львове еврейского театра. Артист из театра юного зрителя им. Горького - Друзь поставил перед собою задачу об открытии еврейского театра в театре юного зрителя, создав вокруг себя из артистов-евреев группу, которая, якобы, выехала в Киев с ходатайством об открытии еврейского театра во Львове" [12]. Уполномоченный по делам религии при Совете Министров УССР П. Вильховой по следам первых двух докладов из Львова послал следующие сообщение в Москву: "По заявлению Махновецкого, группа активных членов общины - сторонников Серебряного, не оставляет в стороне вопроса относительно открытия во Львове еврейского театра. В этом деле активная роль принадлежит артисту театра юного зрителя им. Горького - Друзь, поставившему перед собой задачу организовать еврейский театр на базе юного зрителя с привлечением для этой цели артистов-евреев, работающих в театре юного зрителя" [13].

В сообщении речь идёт о бывшем режиссёре Львовского еврейского театра Григорие Друзе. Театр юного зрителя был переведен из Харькова во Львов после окончания Второй мировой войны, и размещён в здании, в котором Львовский еврейский театр играл с 1895 г. [14]. В 1938-1939 гг. помещение еврейского театра было капитально перестроено, но, как указывалось в начале статьи, с конца сентября 1939 г. в нём уже выступал польский театр.

По свидетельству актрисы Полины Замиховской-Брегман, несмотря на сопротивление властей еврейский театр во Львове уже существовал в качестве любительского и располагался совместно с театром юного зрителя под одной крышей. В органе Еврейского антифашистского комитета газете "Эйникайт" ("Единство") от 1.11.1947 г. было помещено фото со следующим сообщением: "Львов: в этом году, возрождённый еврейский театр начинает сезон пьесой Шолом-Алейхема "Тевье молочник", на фото: финальная сцена спектакля. В роли Цейтл - актриса М. М. Григорян, в роли Тевье - актёр Я. Е. Бельцер, в роли Хавы - актриса П. И. Брегман" [15].
 
Einikait-

Фото из газеты "Эйникайт" от 1.11.1947 (из личного архива И. Гельстона)

Einikait

Дарственная подпись под фотографией из газеты "Эйникайт" актрисы Полины Замиховской автору статьи.


Сообщение выглядит таким образом, будто профессиональный еврейский театр во Львове уже существует. К сожалению, это было не так. Львовским любителям еврейского сценического искусства в осуществлении их цели помогал Яков Бельцер, бывший перед войной (1934-1941) ведущим актёром и режиссёром Винницко-Житомирского еврейского театра. Можно предположить, что пьеса "Тевье молочник" была не единственной, поставленной Я. Бельцером во Львове. Среди других сценических работ мастера, осуществлённых им в Украине, до отъезда в Каунас, значатся также "Гершеле Острополер" М. Гершензона и "Ди бейде Кони Лемилс" ("Два Кони Лемила") А. Гольдфадена, игравшихся львовскими еврейскими актёрами в театральном сезоне 1948 г. [16].

Вопрос о предоставлении любительскому еврейскому театру статуса профессионального затягивался. Неопределённое положение, в котором длительное время находился коллектив, вынудило Якова Бельцера покинуть Львов. Для улаживания конфликта с местным начальством еврейскому драматическому коллективу был необходим опытный администратор, вхожий в коридоры власти. Всеми этими качествами, несомненно, обладал один из лучших театральных антрепренеров, бывший директор киевского театра "Кунствинкл", основатель еврейского театра "Синей блузы" Анатолий (Тевье) Люксимбург. Он вместе со своей супругой, актрисой Ревекой Руфиной, матерью известного актёра Григория Лямпе, прибыл во Львов в начале 1948 года. Так как разрешение из Киева на открытие еврейского театра ещё не поступило, А. Люксимбург, используя свои связи в творческом мире, договорился с местным управлением культуры о создании при Львовской областной филармонии еврейского ансамбля драмы и комедии. Для усиления драматического коллектива он пригласил несколько опытных актёров: Альберта Стольского, игравшего перед войной в Винницко-Житомирском еврейском театре; Анну Файнтух, выступавшую ранее в Одесском еврейском театре; поэта, драматурга и актёра Симху Вайнтрауба; супругов Шнайдерман из театрального техникума Моисея Беленького при Московском ГОСЕТе, актрису Фаину Нудельман и др.

Первые представления еврейского драматического ансамбля в мае 1948 г. по пьесе Залмана Шнеера (Окуня) "Фрейлехс" состоялись не во Львове, а в соседнем Станиславе. Следующей большой работой Львовского еврейского ансамбля драмы и комедии стала пьеса А. Гольдфадена "Ди кишуф махерин" ("Колдунья") в постановке Ревеки Руфиной. У актёра Альберта Стольского сохранилась программка этого спектакля, из которой можно узнать имена других членов артистического коллектива. Кроме выше перечисленных, в спектакле были заняты актёры: И. Д. Авербух, Я. Ш. Фурманов, Р. Б. Ретик, Е. С. Олень, А. Д. Давидов, Е. С. Семенович; актрисы: М. М. Григорян, Б. М. (Бела) Шафран, М. Л. Меерсон. Художественным руководителем еврейского ансамбля драмы и комедии назначили Григория Друза. Оформлением декораций занимались художники С. Б. Грузберг и Ф. Ф. Нирод. Дирижёром театрального оркестра был Ф. Я. Макаревич, работавший впоследствии в Одесском театре оперетты.
 
Koldunya Koldunya
Koldunya
































Программка спектакля "Колдунья"
(из личного архива И. Гельстона)


Еврейский драматический ансамбль давал представления дважды в неделю, в здании бывшего Львовского еврейского театра, на улице Горького, 11, когда сцена была свободна от выступлений актеров театра юного зрителя. Из рассказов художника Семёна Грузберга известно, что в начале 1949 г. театр приступил к репетициям пьесы "Мирале Эфрос".

После убийства в Минске в январе 1948 г. Соломона Михоэлса и ареста в декабре этого же года членов Еврейского антифашистского комитета, субсидии, выделяемые еврейским театрам, стали резко сокращаться. 12 марта 1949 г. в Минске был закрыт Белорусский ГОСЕТ. Анатолий Люксембург, внимательно следивший за ситуацией, складывающейся вокруг еврейской культуры, не стал дожидаться приезда во Львов ликвидационной комиссии. Весной 1949 г. он перевёлся на работу в Черновицкую областную филармонию. После внезапного отъезда лидера, Львовский еврейский ансамбль драмы и комедии прекратил своё существование.


Источники информации:

1. Ш. Призамент, "Идиш театер ин Лемберг", в "Идишер театер ин Еропе цвишн бейде велт милхомес", т.2, стр.292-293, Нью-Йорк, 1968.
2. Ш. Перлмутер, "Хуне Вольфстал - дер шефер фун идише оперетте", "Дер Вег", Нью-Йорк, 21.01.1925.
3. И. Турков-Грудберг, "Идиш театер ин Пойлн", Варшава, 1951, стр. 118-122.
4. Элияху Йонас, "Евреи Львова в годы 2-ой мировой войны и Катастрофы европейского еврейства, 1939-1944", Москва, 1999, стр.76-79.
5. А. Вайс, "Тиатрон ве сифрут идиш бе Галиция ха мизрахит бе шаним 1939-1941", "Бхинот", №№8-9, 1980,
6. "Enciklopedija Leksikografog Zavoda", v.7, (s-z), Zagreb, 1964.
7. "Лексикон фун идишн театер", т.4, стр.3067-3068, Нью-Йорк, 1963.
8. Ш. Зак, "Идише актёрн-плитим ин дер вайтер Киргизие", "Фольк ун велт-Идишер велт-конгрес", Нью-Йорк, 1962, стр.8-13.
9. "Правда Востока", Ташкент, 6.02.1945, стр. 4. Материал любезно предоставлен доктором истории Бершевского университета Максом Вексельманом.
10. "Правда Востока", Ташкент, 11.02.1945, стр.2.
11. ЦГАВОУ, Киев, ф.4648, оп.2, д.33, лл.142-143. Цитируется по книге М. Мицеля, "Общины иудейского вероисповедания в Украине, Киев, Львов: 1945-1981 гг.", Киев, 1998, стр.182.
12. ГАЛО, Львов, ф.П-3, оп.2, д.256, л.35
13. ЦГАООУ, Киев, ф.1, оп.23, д.4555, л.324.
14. ГАЛО, Львов, ф.3, оп.1, д.4144, л.3
15. "Эйникайт", №130 (536), 1.11.1947, стр.4
16. "Лексикон фун идишн театер", т.6, стр.5694, Мехико, 1969.

Возврат к странице "Был во Львове еврейский театр..." (начало) здесь.


Наверх


© Адольф Берлин      
http://www.lvov.0catch.com/jws/evr-teatr.html