web space | website hosting | Business Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
Globo
МЕНЮ Обновления Навигац. дерево СтихиЯ Проза жизни Мой Львов Наследство
На главную Фотогалерея На досуге Самиздат Заграница Сайты о Львове Гостевая книга


Тень поэта




  Тень Поэта

  Стихи как приговор...

  Было Слово...

  Стихи-настроение


Тень Поэта
									К 120-летию О. Э. Мандельштама (1891 – 1938)

					Поэт нашёл слова, 
						разящие, как пули,
					и мужество (едва ль 
						другие бы рискнули)*.

					А вождь таких страшился с давних пор 
					и в лагерную пыль бессчётно стёр...
					Сгубить Поэта – что убить дитя.
					Так всё потомки спишут и простят?
					
							* * *

В июне 2007 года в Санкт-Петербурге был открыт памятник Осипу Эмильевичу Мандельштаму работы известного архитектора Вячеслава Бухаева. Это – памятник исковерканой тени Поэта, скользящей по изломам гранитной плиты. На памятнике помещены посвящённые Мандельштаму строки из стихотворения Анны Ахматовой "Воронеж" (1936):
									О.М.
					А в комнате опального поэта
					Дежурят страх и Муза в свой черед.
					И ночь идет,
					Которая не ведает рассвета...

							* * *
Пожалуйста, включите звуковые колонки.

Для просмотра видео нажмите кнопку "Play".

Если видео не открывается, его можно посмотреть здесь.






Словно в горле комок. 
Под пятой палача 
на устах был замок,
но Поэт не молчал.

Люди шли на убой 
безо всякой вины.
Как и все, под собой 
Он не чуял страны *.

Жить по лжи не умел,
не хвалил, не юлил...
Умирать не хотел, 
но его увели.

Словно зверя, в загон 
заточили в глуши.
Имя им легион, 
кто спешил удушить.

Подлый век-волкодав, 
мёртвой хваткой держа, 
не давал никогда 
ни творить, ни дышать.

Был пронзителен страх, 
а вокруг глухота, 
и стихи на устах, 
и беда по пятам.

Задыхался, страдал, 
уходя в мир теней.
Но вернулся сюда 
тенью тех жутких дней

сквозь запретов гипноз 
и забвения круг, 
в свой знакомый до слёз
Ленинград, Петербург... 

Тень лежит на плите,
всё в тумане от слёз.
Преломлённая тень 
затаила вопрос: 

– Кто бы мог дать ответ, 
угодивший в тиски
погребён ли Поэт 
по-людски? 


		


|    Без надгробья Поэт.
|    Над Невой лишь  гранит
|    тень его – силуэт
|    на изломе хранит.
|    
|    Отраженье ветвей – 
|    в камне, как в зеркалах.
|    Гордой тенью своей
|    Он покинул ГУЛАГ.
|    
|    Невозможно забыть 
|    горем выбитых строк 
|    на ступенях судьбы,  
|    что вела без дорог
|    
|    и неслась под откос 
|    на далёкий восток 
|    с перестуком колёс 
|    в страшный лагерный срок...
|    
|    В дар достались стихи 
|    нам и скорбная тень 
|    боли, страха, тоски
|    на гранитной плите.
		
Стихи как приговор...
Стихи – как зеркало души, 
поэта отраженье.
Их невозможно заглушить 
ничьим пренебреженьем.

Прислуживать не может стих, 
как и терпеть насилья.
Стих – то ли годы, то ли миг, –  
миг обретенья крыльев.
		
Стихи не могут согрешить 
подделкой лицемерной.
Стих – словно исповедь души 
с влиянием безмерным.

Лукавство может погубить, –
и стих родится мёртвым.
Стихи – как приговор судьбы 
без права пересмотра.
		
		* * *
Поэзия – всё то, 
	что так неуловимо; 
прочтёшь, произнесёшь – 
	пройти не можешь мимо.
Поэзия – то, что порой в песок  уходит, 
когда стихи берут 
	и просто переводят.

		* * *
Нельзя успех предвидеть и провал.
Они – прерогатива высшей сферы.
Однако всё же, что бы ни создал, –
твоё дитя, любимое без меры.
Было Слово...
Чужие страны, города... И снова 

немеем мы от перемены мест.
Неправда, что вначале было Слово, – 
вначале были мимика и жест.

Есть цвет свой у разлуки и печали, 
у радости и у теней во мгле.
Неправда, Слово было не вначале,
вначале был рисунок на скале.
		
Мы поколенье выбирать не можем, 
и не бывает жизни про запас.
Быть может, Слово прозвучало позже, 
но отзвук Слова потрясает нас.

За откровенья принимая бредни, 
позднее платим по счетам сполна.
Но если Слово гибнет, то последним, 
а дальше – пустота и тишина.
		
Стихи-настроение
                                                                          И. Л.
Рождаясь, стихи создают настроенье...

В забытый трамвай поднимусь по ступеням 
и в молодость въеду я в старом вагоне, 
дыханьем твои согревая ладони...

В наш парк приведёт эта узкоколейка, 
к пруду и каштану над тихой скамейкой.
Вновь будут прогулки по мокрой брусчатке, 
припухшие губы – и жгучи, и сладки...
		
И мысль промелькнёт ненароком, 
				нельзя ли 
на кухне 
	опять повстречаться с друзьями, 
беседуя, споря о том и об этом, 
и выпить слегка, закусив винегретом, 
глоточек свободы разбавить сомненьем...

Являясь, 
	стихи создают настроенье.
		

    * Имеется в виду известное стихотворение О. Мандельштама (1933):

	Мы живем, под собою не чуя страны,
	Наши речи за десять шагов не слышны,
	А где хватит на полразговорца,
	Там припомнят кремлёвского горца.
	Его толстые пальцы, как черви, жирны,
	А слова, как пудовые гири, верны,
	Тараканьи смеются усища,
	И сияют его голенища.

	А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
	Он играет услугами полулюдей.
	Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
	Он один лишь бабачит и тычет,
	Как подкову, кует за указом указ:

	Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
	Что ни казнь у него - то малина
	И широкая грудь осетина.

	Ноябрь 1933

   Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. 



Возврат к странице "ВидеоСтихиЯ " здесь




Наверх

© Адольф Берлин