web space | free hosting | Web Hosting | Free Website Submission | shopping cart | php hosting
Globo
МЕНЮ Обновления Навигац. дерево СтихиЯ Проза жизни Мой Львов Наследство
На главную Фотогалерея На досуге Самиздат Заграница Сайты о Львове Гостевая книга



Тут – судьбы, как раны. Нас множество разных,
но словно на ощупь бредущих.
Одни ампутируют прошлое разом,
тогда как другие – грядущее.
>>
...

Знаки препинания
Друзьям молодости
Скучно жить без потрясений
День благодарения
Запоздалое письмо другу
Рвёт корни эмиграция
Уже растаяли вдали
Мигранты
Призыв судьбы
По лезвию ножа
Поздно
Позже
В Америке достаточно добра
Телефонная дружба
Язык теряют дети
Неравные силы
Наклонная плоскость
11 сентября
Грань нормы
В Райской Прерии
Отрезок жизни
Дать детям корни
Лучшие из лучших
Уходим корнями мы в прошлое
Террора цель
Пассажирская крылатая ракета
Пришельцы
Новогоднее поздравление эмигранту

Друзьям молодости

Г. и Ю.Басиным в память о поездке в Канаду     
Калгари, VIII-2005 Никто не знает, как
становятся друзьями,

где мы находим их
и что сближает нас.

Но этот щедрый дар теряется с годами:
несовместимость душ овладевает нами, –
и тем ценней друзья старинные сейчас.

Лишь молодость щедра на дружбу.
Сожалеем

мы, растеряв друзей на жизненном пути.
С годами сознаём, насколько тяжелее
нам в зрелые лета друзей приобрести.

Неискренность хитрит, жонглирует словами.
Гордыня жжёт мосты, во всём винит других.
Не наживай врагов, они найдутся сами.
Не отвергай друзей, отнимет время их.


Ванкувер, 2005

Скучно жить без потрясений

Доктору злобно-юридических наук     
Так скучно жить иным
без мощных потрясений
,
без зависти, без ссор им жизнь не дорога,
все близкие давно
у них под подозреньем,

для каждого уже готов ярлык врага.
Легко сыскать источник напряженья, –
не всё проходит в этом мире гладко,
но нас не может сделать совершенней
непримиримость к чьим-то недостаткам.
И жёлчь нужнее для пищеваренья,
а вовсе не для собственной разрядки.


Сиэтл, 2005

День благодарения



Жизнь интересна, что ни говори:
промчалось время, пройдена дорога
длиною в год, мы живы, слава Богу.
Нам есть что вспомнить и за что благодарить:

за то, что есть с кем в праздник сесть за стол,
и стол не пуст, и не смолкают речи,
ещё есть порох и запас картечи,
и вера, что заряд – не холостой.


2004

Запоздалое письмо другу

Мы все прекрасны несказанно...
Белла Ахмадулина
Хоть время бренное бредёт
без остановки, неустанно,
зовёт нас прошлое в поход
по городам своим и странам.

В стране, где молодость живёт,
мы все прекрасны несказанно.
Там выше ясный небосвод
и чище, искренней народ,
и глубже чувства, цель желанна.

Легко сходились там с людьми
и становились мы друзьями.
Просторы были впереди,
до горизонта все пути,
и не было мостов за нами.

Нас ждала первая любовь
и не страшили испытанья,
шумел в ушах морской прибой, –
мы были молоды с тобой
и так прекрасны несказанно...

Как быстро годы пронеслись,
сменились страны, речи, лица.
Я – на другом боку Земли,
за горизонтом, за границей.
Растаял молодости след,
друзья уходят, – нет замены:
когда друзьям ты знаешь цену,
для прочих места в сердце нет.

Вчера лишь юностью дышал,
а нынче внуки уж взрослеют.
Беда не в том, что мы стареем,
а что не старится душа.

Пусть прошлое поблекло, пусть,
но, сохраняя душ касанье,
туда, как в юность, я вернусь.
Как для души бесценна грусть,
порой не понимаем сами.

Найди во тьме свою звезду,
вдохни надежду полной грудью,
одень поверх судьбы мечту
и выйди в ней навстречу людям.

Не расплещи печаль потерь, –
они, как душ, омоют душу,
свои часы и сердце сверь...
А я прикрою тихо дверь,
чтоб словом память не нарушить.

2003

Рвёт корни эмиграция


И.Л.
Другой щекой планета
вдруг повернулась к нам.
Кто мог предвидеть это?
Прибились на край света
к нежданным берегам.

Рвёт корни эмиграция,
вещей привычный ряд,
Но нужно удержаться,
и плыть, и улыбаться,
и как-то устоять.

Рассеялись по свету
родные и друзья.
Со всех концов планеты
из тоненьких конвертов
печали их сквозят.
Иллюзии растаяли,
но как-то надо жить.
И счастливы, кто стали
и кто не перестали
друг другом дорожить.

Пока течёт Твоя река
с моей рекой ещё,
хоть голос мой дрожит слегка,
в моей руке Твоя рука
и вот моё плечо.


2001



Пол Гренланд – "Лента Мёбиуса" (1998, Американо-шведский институт, Миннеаполис)

Уже растаяли вдали

Уже растаяли вдали
огни и контуры земли,
где появились мы на свет
и где давно нам места нет.

Остались судьбы позади,
не склеить их и не спасти.
Осколки дружбы и любви
не оживут, как не зови.

А тут другие небеса,
звучат чужие голоса,
иные ценности в ходу,
не так деревья здесь растут.

И снятся нам, порой до слёз,
колени девичьи берёз
с листвою, как копна волос,
и в белом платье в полный рост,

каштана веер – лист резной
в аллеях, пахнущих весной,
где память юности живёт,
где наш исток и наш исход.

2003
-------------------------------

Мигранты

Мигранты на другом боку Земли мы,
как на обратной стороне Луны.
Здесь груз проблем висит неумолимо,
а опыт не занять со стороны.

Нам чувства рыбы, брошенной на сушу,
и ближе, и понятнее сейчас:
в кровь разбиваем жизни, судьбы, души,
и только память выручает нас.

Она зовёт нас к дорогим и близким,
кого не заменить никем другим;
и навевает горестные мысли
немой укор оставленных могил.

Ведёт нас память в молодость с тобою
по улицам, знакомым с юных лет
и озарённым первою любовью,
оставившей в душе свой след и свет.

Мы вспоминаем имена и лица,
отмеченные дружбы волшебством...
Дай Бог с собой и с прошлым примириться
и не дай Бог забыть своё родство.

2003
-------------------------------


Призыв судьбы


Слышу я призыв судьбы глубокой ночью,
вижу поезд и пушистый белый снег.
Видно, время ждать не хочет,
всё спешит куда-то очень.
Начинай же поскорее свой разбег.

Увези меня, судьба, в чужие дали
от всевидящих, не дремлющих очей,
от тревог и от печалей,
не дающих спать ночами,
от враждебных предрассудков и речей.

Я сумею отыскать себе дорогу
по бескрайней белоснежной целине.
Не гляди ж вослед с упрёком.
В том краю, уже далёком,
я надеюсь, кто-то вспомнит обо мне.

2003

По лезвию ножа

А.Г.
Живём, как в переполненном трамвае,
подчас надежды строим на песке.
Настолько хрупкой наша жизнь бывает,
что кажется, висит на волоске.

Разобщены давно с былой отчизной,
нас вытолкавшей как-то за порог.
В крутой слепой полёт, рискуя жизнью,
судьба бросает резко нас порой.

По лезвию ножа шагаем часто,
не ведая, где этот поворот,
который жизнь поделит на две части,
на строго "до" и "после" разобьёт.

Жизнь наполняют чувством смех и слёзы
и суетою – будней карусель.
Как меч Дамоклов, нависает грозно
взошедший вдруг Чернобыльский посев.

Никто не застрахован от сюрпризов
и испытаний, как не берегись.
И вот уже ступаешь по карнизу,
шаг в сторону – и вмиг сорвался вниз.

Предчувствия, увы, не обманули,
ни в чём не убедил чужой пример.
У самого виска свистели пули,
и всё решил какой-то миллиметр.

В трамвае жизни мы, что птицы в клетке.
Чуть различимы рельсы впереди.
Столь хрупкой жизнь становится нередко, –
представить страшно и произнести.

2001

Поздно

Ну, почему всё поздно к нам приходит,

так безнадёжно поздно, почему,

когда и срок, и силы на исходе,

всё меньше звёзд на нашем небосводе,

а многое уж вовсе ни к чему?


И то, чего мы жаждали когда-то,

не доставляет радости уже.

Привыкшие к утратам и преградам,

в свершеньях запоздалых и наградах

не ищем утешения душе.

2004

Позже

С привычкой всё откладывать на завтра,

когда-нибудь вернуться – мы живём.

Но вот однажды сознаём внезапно,

что не бывает ничего "потом".


Сквозь лето в осень окунулись вёсны,

а мы всё дожидаемся, пока

"быть может, позже" будет "слишком поздно":
журавль с синицей – где-то в облаках,

и ощущенье пустоты в руках.

2003

В Америке достаточно добра

Америка. Резиновой громадой

готова всех принять почти всегда.


Россия! Так щедра ты на таланты,

что и не жаль их все подряд отдать.


~ ~ ~

В Америке достаточно добра,

но чьи-то руки всё-таки нужны ей.

Жаль, безразличны головы чужие

стране, что расточительно щедра.


На хлеб заморский жаловаться грех,

но не проста судьба у эмигранта.

Здесь столько знаний, опыта, талантов

растаяло, как прошлогодний снег.

2003


Телефонная дружба
    Исповедь попутчика

Мы делили учебники, парты,
убегали с занятий в кино,
по одной контрамарке в театры
умудрялись пройти всё равно.

Поверяли друг другу мы тайны,
свято верили в дружбу навек
и влюблялись отнюдь не случайно
в тот же самый прекрасный объект.

Мы не раз выручали друг друга,
хоть и спорили до хрипоты,
не считали услуги, заслуги,
разделяя печаль и мечты.

Не ценилось так многое прежде...
А сейчас – то ли явь, то ли сон –
ты в одном, я в другом зарубежье.
Слава Богу, что есть телефон.

Горько дружбу минутами мерять,
удалённостью точек Земли.
Можно ль всё телефону доверить?
Неизбежностью стали потери,
что на смену общенью пришли.

Кто-то бродит по нашим аллеям,
где мы знали любой уголок...
Телефонная дружба чуть тлеет,
догорает её уголёк.

2003

Язык теряют дети

Как детям тут помочь,
в чужом холодном мире,
что подсказать и дать какой совет,
когда наш мир – внутри
одной своей квартиры,
а за окном – буквально Новый Свет?


Приехавшим сюда
ради детей и внуков
невыносимо это сознавать,
усваивая здесь
нелёгкую науку,
как оправдаться, чтобы оправдать.


Живая рвётся связь
в преддверии разлуки,
смятеньем зрея в душах и умах:
ведь бабушки порой
не понимают внуков
и говорят на разных языках.


Что может быть ещё
печальнее на свете
попытки оторваться от корней?
Когда же свой язык
теряют наши дети,
тогда теряем мы своих детей.


2003

Неравные силы

Не просто ведь прибыть непрошеным,
отбросить недавнее прошлое,
вписаться в пространство чужое,
признать, что доспехи изношены,
а путь от плохого к хорошему
не лучше, чем было плохое.

Все страхи давно перечислены
в суждениях глубокомысленных,
откопанных в слухах и книжках.
Довольно жонглировать мыслями.
Бороться с собою бессмысленно, –
ведь силы неравные – слишком.

2002

Наклонная плоскость

Всё в этом мире не просто,
вслед за сюрпризом – сюрприз.
Жизнь, – что наклонная плоскость
с выбором "Вверх" или "Вниз".

С первого детского шага
нужно карабкаться вверх,
без остановки и страха
брать за разбегом разбег.

Вверх то полого, то круто
эта дорога ведёт.
Ждал новогоднего утра,
глядь – уж кончается год.

Жаль, что растрачены годы
в мире, идущем на слом,
так что страшимся свободы,
дали права, – не берём.


Гонка в сплошной круговерти
ради вершин впереди,
но от рожденья до смерти
вверх невозможно идти.

Затормозить, оглядеться,
что позади, за плечом,
взвешивать цели и средства –
значит свернуть под уклон?

Если застыл на пороге
или на взлёте завис,
если буксуешь в дороге,
значит, уж катишься вниз?

Вверх я шагал, но однажды,
видимо, сбился с пути...
К счастью, и с ярмарки каждый
может достойно уйти.

2003






11 сентября

Неужели их разумом Бог наделил,
чтобы строить безумные планы,
как планету покрыть многорядьем могил,
уничтожив цветущие страны?

Это зло расцветало у всех на виду,
разрушало библейскую землю,
но упорно не видели эту беду,
крови, боли и стонам не внемля.

Это что за мутанты живут средь людей
в метастазах террора и злобы?
Что за мать посылает своих сыновей
в самолёты пронзать небоскрёбы?

Кто посмел невиновных в могилы столкнуть,
в чьём мозгу этот бред вызревает?
Ничего не исправить, никого не вернуть, –
вот и третья война мировая.

Эти люди в невежестве с верой слепой –
двадцать первого века проказa.
Им зомбируют мозг и ведут на убой,
пополняя ряды камикадзе.

Нищета и невежество, тупость и страх
их толкают на всё обозлиться.
Посмотри, как танцуют они на гробах
со злорадной ухмылкой на лицах.

Погребённых, сожжённых живыми не счесть.
Чёрный день повториться не может.
Потому всех безумцев, утративших честь,
не забыть, не простить, уничтожить!

Если варвар хватает не нож и топор,
а оружие нового века,
нужно смыть с человечества этот позор
и спасти самого Человека.

IX – 2001

Грань нормы

Как часто нормы грань неуловима,
Несхожесть подозрительна для нас,
К чужому мы обычно нетерпимы,
И отторгаем мы его подчас.

Хоть человека формирует окруженье,
Таланты вырастают не спросясь.
Нередко личность вызывает раздраженье,
Незаурядность часто – неприязнь.

Имея разрушительное свойство,
Вползает зависть в тайники души.
Чужой успех, чужое превосходство
Иной раз невозможно пережить.

Хоть постигаем мы азы науки
Терпимости, но трудно вьётся нить.
Порой прощаем мерзкие проступки,
Но чью-то мудрость сложно нам простить.

Привыкнув стричь всех под одну гребёнку,
Мы этим упрощаем жизнь себе,
С водой готовы выплеснуть ребёнка,
Не беспокоясь о его судьбе.

2001

В Райской Прерии

Я в Новый Свет заброшен,
оставив Старый Свет.
Но как уйти от прошлых,
давно минувших лет?

Из пепла вы восстанете,
былые времена.
Не ускользнуть от памяти,
принадлежащей нам.

Летят недели мимо,
слагаются в лета.
Но жизнь неповторима,
она необратимо
уходит в никуда.

Утратам и потерям
вести не будем счёт, –
живём ведь в Райской Прерии
(дословный перевод).

Eden Prairie (Миннесота), 2001


Отрезок жизни

Да, если взять концы отрезка,
рождаемся мы, чтоб уйти.
Но разная длина пути...
Мы сами выбираем средства
и наши цели впереди.

Да, если взять концы отрезка,
мы только начинаем взлёт,
полёт в восторге сердце жмёт,
мы только оттолкнулись резко,
а нас уже посадка ждёт.

Да, если взять концы отрезка,
весна сквозь лето мчит к зиме.
Отчаянье и миг чудесный –
любовь, пронзающая сердце,
печаль и радость – всё во мне.

Да, если взять концы отрезка,
рождаемся, чтоб умереть.
Но в промежутке – столько места
для зрелых лет, что после детства,
доставшегося нам в наследство,
для действия и лицедейства,
для благородства и злодейства,
для многого, в чём жизнь и смерть.

2001

Дать детям корни

Мы детям только корни можем дать
и нашу память – пожелавшим слушать;
гораздо реже – научить летать
и обучить искусству сострадать
чужой беде, раскрыв сердца и души.

Нельзя вложить в уста им нашу речь,
беду развеять, отвести тревогу.
Не сможем от всего предостеречь,
от собственных ошибок уберечь,
прожить их жизнь, пройти за них дорогу.

2004

Лучшие из лучших

Памяти семи астронавтов
шаттла Columbia

Теряем лучших мы из лучших.
Как же так?
Мне скажут: это просто случай,
сделан шаг,
и вот от них, летевших к звёздам, –
в небе след,
бессильны здесь печаль и слёзы
на Земле.



Как мы смириться сможем с этим,
осознать,
что чувствуют жена и дети
или мать?
Ведь на глазах Земного шара
в небесах –
упавшего звездою шаттла
полоса.

О, как трагедия умеет
прославлять!
Не обратить нам, сожалея,
время вспять,
не крикнуть им в порыве честном,
семерым,
что лучше б каждый был безвестным,
но живым.

Кометный след, истаяв снегом,
скажет нам
про хрупкость жизни Человека
здесь и там.
Теряем лучших мы из лучших
по пути,
идущих ввысь по самой круче
впереди.
1.02.2003

Уходим корнями мы в прошлое

Уходим корнями мы в прошлое,
в былые потери и радости,
в судьбы разноцветное крошево,
в поток дней
то горьких, то сладостных.

Хоть было б порой и заманчиво
подправить страницы из прошлого,
не нужно там переиначивать
плохие абзацы в хорошие.

От прошлого скрыться немыслимо,
верёвочка вьётся и вьётся.
Жалеть об ушедшем бессмысленно,
оно всё равно не вернётся...

2002
--------------------------------------------


Террора цель

Террора цель уже – не только нация,
Не башни-близнецы, не Пентагон.
Нет, на прицеле – вся цивилизация,
А демократия объявлена врагом.


Давно с войною на Святую Землю
Пришли они, неся кровавый мрак.
Они свободы духа не приемлют,
В их виртуальном мире жизнь – пустяк.


Террора путь полит невинной кровью.
Переступивши гнусности межу,
Хотят вернуть нас всех в средневековье
И, запугав, загнать под паранджу.


Они не видят слёз, не слышат стонов,
Весь мир у них в заложниках сейчас.
Взывает пепел заживо сожжённых
К возмездию кровавым палачам.


Цивилизация ведёт свой счёт веками,
Историю не повернуть им вспять,
Но демократия должна быть с кулаками,
Чтоб защищаться, выжить, устоять.

IX – 2001

Пассажирская крылатая ракета

Пассажирский лайнер ими обращён
в бомбу и крылатую ракету.
Кровоточат раны,
города и страны,
и не защищают океаны.
Кто осмыслить может ужас этот?

Души погребённых к жизни не вернуть,
невиновных, заживо сожжённых.
Где найти то слово
к матерям и вдовам,
чтоб утешить как-то их могло бы?
Новый век застыл, как поражённый.

Как нормальным людям это осознать,
как постигнуть логику безумцев?
Дети в колыбели
вдруг осиротели,
сёстры и невесты поседели,
а ушедшим в вечность не вернуться.

Нелюди, ликуя, пляшут на гробах,
радостная злоба кривит лица.
Нет чужого горя.
Смыть пятно позора
сможет человечество не скоро,
если всё же сможет сохраниться.
IX – 2001

Пришельцы

Осколки державы с другой части света,
распавшейся вдруг на распутье,
мы – здесь, как пришельцы с далёкой планеты, –
по речи, по духу, по сути.

Тут – судьбы, как раны. Нас множество разных,
но словно на ощупь бредущих.
Одни ампутируют прошлое разом,
тогда как другие – грядущее.

А я всё пытаюсь по лезвию бритвы
пройти, сохранив то и это,
с собою вступаю в неравную битву
без шансов добиться победы.

Нет слёз о потерях, не тянет за море
в объятия бывшей отчизны.
Всё реже рождается истина в споре,
всё чаще теряются жизни.

2002

Новогоднее поздравление
эмигранту

Эмигрантскими судьбами
этот вымощен мир,
и себе сами судьями
здесь становимся мы.

Мы – попутчики вечности,
только звенья в цепи
посреди неизвестности
миннесотской степи.

Кандалами опутаны
прежних лет и потерь,
на просторах Колумбовых
ищем место теперь.

Скоро в прошлое год уйдёт
из объятий зимы.
Так похоже, что Новый год
из седых полярных широт –
эмигрант, как и мы.

Новый год, как награду
и как чудо, все ждут.
Пожелай эмигранту
ты удач и талантов,
счастья в Новом году.

2003


            
            Наверх

© Адольф Берлин